Защита прав одних лиц порой влечет пренебрежение правами других. Кто виноват: регистратор, депозитарий или фемида?

10 октября 2014

Суды все чаще обязывают регистратора списать акции со счета номинального держателя.

Безусловно, это реальный способ защиты нарушенного права лица, утратившего акции. Но защита прав одних лиц порой влечет пренебрежение правами иных добросовестных акционеров.  Кто виноват: регистратор, депозитарий или фемида, защищая интересы одних, нарушает права других лиц?

Судебные акты обязательны и для регистратора, и для депозитария в равной степени и случае их неисполнения каждый их них рискует лицензией. При этом закон не говорит о порядке, последовательности и одновременности исполнения, а суды убедительно обращают внимание профучастников на то, что «…….. учет ценных бумаг не нарушается, …… списание производится не в силу законодательно установленных процедур, регулирующих деятельность профессиональных участников рынка ценных бумаг, а по решению суда, что исключает возможность установления правовой неопределенности». Следуя этой же логики в июне 2014г. ФАС МО, рассмотрев кассационную жалобу НКО ЗАО НРД по делу А40-120971/11, оставил в силе судебные акты, предписывающие регистратору списать акции со счета номинального держателя НКО ЗАО НРД, требования к самому же НРД о списании спорных акций со счета депо даже не были заявлены. Сразу возникает вопрос: и что неважно, кто там владелец, а может там есть иные обременения, например, арест по другим гражданским и/или уголовным делам? Получается, что суд обязывает списать регистратора со счета номинального держателя без всяких сантиментов в отношении собственников акций, которые могут быть вполне себе добросовестными.

К чему это может привести? Искусственно увеличится количество размещенных акций, уставный капитала вдруг из увеличится без законных к тому оснований, параллельно у одного пакета акций появляется несколько собственников. Даже если номинальный держатель не будет уклоняться от исполнения, может сказать: а у нас с лицом, у которого истребованы акции, договор уже расторгнут, а у этого пакета акций уже другой владелец, и мы вообще его не знаем, т.к. акции ушли на счет нижестоящего депозитария.

И как же в эту историю вписывается центральный депозитарий, который призван подтверждать право собственности на акции в последней инстанции?

Казалось, что при создании центрального депозитария в вопросе кто собственник поставлена точка. В целях обеспечения однозначного ответа на этот вопрос ФЗ «О центральном депозитарии» (ст. 29) был введен жесткий режим сверки данных между центральным депозитарием и регистратором, а операции, совершенные в реестре без проведения сверки или при наличии несоответствий между учетом центрального депозитария и регистратора, признаны не имеющими юридической силы и не влекущими юридических последствий, в т.ч. и все последующие передачи акций. При этом лица, на счета которых были зачислены ценные бумаги, не признаются добросовестными приобретателями и не могут быть включены в список лиц, осуществляющих права по этим ценным бумагам. Тогда же внесли изменения в ФЗ «Об исполнительном производстве», ст. 73.1 которого теперь говорит, что при обращении взыскания на акции должника не допускается списание ценных бумаг, учитываемых на лицевых счетах (счетах депо) номинального держателя. Казалось бы, законодатель предусмотрел все, чтобы данные в системе ведения реестра и системе депозитарного учета не разошлись и окончательность записей о праве собственности была обеспечена, но практика показала, что все-таки есть неувязка: обращение взыскания на ценные бумаги должника совсем не то же самое, что возврат ценных бумаг из чужого незаконного владения. Арбитражные суды своим решением устанавливают законных собственников акций и обязывают регистратора зачислить акции на их счет, отводя регистраторам и депозитариям сугубо техническую роль. Вопрос нахождения акций на счету должника может и не исследоваться судом, как в деле № А40-60045/2013, имеющем отношение к конфликту вокруг НПО Гелиймаш.

Между тем, ФЗ «О центральном депозитарии» говорит, что регистратор представляет данные о владельцах акций эмитенту для осуществления прав по ценным бумагам (например, выплаты дивидендов, участия в собрании акционеров), подтвержденные центральным депозитарием. А если центральный депозитарий отказывается подтвердить, то самостоятельно представляет подтвержденные им данные эмитенту.

То есть, что получается: если акции были виндицированы у незаконного владельца, который учитывает их где-то в депозитарии нижнего уровня, регистратор исполнил судебный акт и предоставляет информацию эмитенту о законном владельце, а в итоге уже законный владелец лишается всех прав только по той причине, что центральный депозитарий подтвердит данные об иных владельцах акций.

Можно ли считать такую защиту законных собственников акций полноценной?

Адрес:107076, Москва, ул. Стромынка, д. 18, корп. 5Б

Тел.:+7 (495) 780-73-63, +7 (495) 989-76-50

Факс:+7 (495) 780-73-67

E-mail:info@rrost.ru

Вопросы, отзывы и предложения

© 2021 АО «НРК - Р.О.С.Т.»

Все права защищены.

Карта сайта
Контактная информация